Osho

Маленькое черное платьице

В 1926 Коко Шанель придумала маленькое черное платьице, дополняя аксессуарами которое, можно создать себе образ на все случаи жизни.

Но мода не стои на месте. На смену черному платьиц пришло маленькое леопардовое. Дополни его чулками в сетку, можно выглядет демократично и доступно, ботфортами &mdash немного инфантильно, на что, правда тоже имеются ценители, а одев его по шубу и бриллианты Вы добавите себ элитного и валютного шарма.

Osho

(no subject)

ap6612080223_sq-b1a5f52b0cb6ace6e4c8acb78c6aff11074c7e55

…люди — идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде IPhone, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением: пить пиво и смотреть сериалы.
-- Из интервью Рея Бредбери газете «Аргументы и факты»
Osho

Кошатники и собачники

Люди любят собак за то, что они не бывают мрачными и у них почти всегда хорошее настроение.
Люди любят кошек за то, что они редко бывают навязчивыми. Соответственно, собачники – люди жизнерадостные, позитив которых разбивается о нытье и кислую злобу окружающих, а кошатников – просто все задолбали.
Хозяин попугая – это почти тот же собачник, владелец игуаны или змеи – эпатажный кошатник.
Что же объединяет, всех этих, таких разных людей? Им всем ежедневно приходиться убирать дерьмо…
Osho

(no subject)

Ходом малым едет “Уазик”

Два патрульных в нем сидят

Соколиными глазами

На обочины глядят.

Смотрят, как с бутылки пиво

Хлещут школьники тайком.

Проезжают мимо точки,

Где толкают самогон.

В лицах их - могучесть власти,

И, минуя старый дом,

Видят - дед идет курящий:

“Составляем протокол”.

Osho

Телефонный монолог из параллельной Вселенной

Сегодня на работе обсуждали, какие книги кто читает. Так вот, Лариса нашла новый книжный - там скидки по 50% на европейские книги. И качество бесподобное! Это тебе не Китай или Симферопольский полиграфический комбинат! Она себе купила целую стопку французской классики буквально за копейки. А Ивановна, оказывается, заказывает книги через Интернет. Есть отличный шведский сайт. Там каждую пятницу огромные скидки на лучших постмодернистских авторов. Даже с шиппингом и оргсбором хорошая книга выйдет дешевле чем у нас. И при этом - ты получаешь эксклюзивную вещь. Идя по городу с книгой, можно быть уверенной, что не у кого такой нет.

А была в новом торгово-развлекательном центре? Там столько новых книжных! В “Fashion Fiction” берешь две любых - третья в подарок. А новый книжный сток “Libro scandaloso”? Я была в шоке, когда увидела Миллера в кожаном переплете за 50 грн! Скорее бы аванс.

Мой тоже мне говорит: зачем тебе столько книг. Уже ложить их негде, хотя читаешь все равно одну и ту же. А что я ему отвечу? Все мы бабы такие, все любим читать.

Osho

Провал феминизма

Сегодня на работе одна из сотрудниц решила уволится. Не из-за лучшей должности или возможности карьерного роста, а просто чтобы сидеть дома. Зарплаты мужа якобы достаточно для обеспечения нормальной жизни.

Такое, думаю, видели все. Женщина с высшим образованием сидит дома на правах квартиро- (не домо-, ведь хозяйство ограничивается кухней и стиральной машинкой-автоматом) хозяйки.

Вот в этом, как мне кажется, и есть провал феминизма. Женщины годами боролись за участие в экономической деятельности, а сейчас массово отказываются от нее. Даже оставшиеся достижения типа вождения дамой маленькой красной машины или здоровенного белого джипа, становятся элементами статусного потребления мужчины.

История циклична, а учитывая то, что скорость изменений растет, уже через уже десятков лет заговорят об угнетаемой женщине, запертой на кухне и смотрящей на мир через экран телевизора и окошко браузера.
  • Tags
Osho

Кто крайний?


Казуальные очереди довольно мрачны и молчаливы. Они возникают внезапно и так же незаметно рассасываются. В них нет места общению, сочувствию и объединяющей ненависти к единому врагу. Все стоят и ждут: кто думает о своем, кто слушает музыку, кто говорит по телефону. Нарушить порядок может разве-что мамаша с ребенком. Есть одно исключение: очереди на остановках общественного транспорта. Если кто-то спешит, он всегда может воспользоваться воспитанностью других и пролезть в желанные двери первым. Благо, транспорт быстро отчаливает, поэтому возмездия опасаться не стоит.

Но это все пустяки. Настоящие очереди возникают в зданиях госучреждений. Они перманентны и именно поэтому, на почве попеременных отчаянья и возмущения, появляется желание общаться и шутить. В разговорах и репликах коротается долгое время ожидания. Такие очереди - не просто толпа и для них характерны элементы сообщничества.

Особенно ярко они проявляются, когда очередь не имеет вида вереницы. Очень тяжело разобраться, кто за кем. “Я крайний, но за мной еще две женщины” - “Хорошо я за ними”. Решается этот бардак назначением ответственного за очередь. Он должен стоять возле двери и всех запоминать или, предпочтительней, записывать. Когда настанет его час, он передает список другому активисту. Это - глава сообщества.

Организация в постоянных очередях может быть и внешней. Вас заносят в список, дают номер, а потом вы приходите на перекличку. Пропустите одну - потеряете занятое место и все придется начинать сначала. В этом году мне повезло: я умудрился не пропустить не одной из семи и получить право сдать государственному инспектору копию паспорта и заявление. Сама процедура заняла от силы 20 секунд, но на переклички я ходил месяц.

Некоторые, не обладая терпением или наслушавшись маминых поучений, о том, что надо быть более пробивными, пытаются пройти без очереди. Можно использовать хитрость (”я только узнать”), ловкость (”незаметно проскочить, а на возмущенные возгласы других ответить стыдливо-радостной улыбкой), отмороженность (проломится с видом типа “сейчас, сука, в ебало дам”) и т.д. Эти люди, игнорируя сообщество, являются ярким примером социальной и нравственной деградации, процветающего эгоизма и неспособности к кооперации на фоне раздутого чувства собственного величия.

Как же рождаются очереди? Классики операционного менеджмента говорят о несоответствии входной и выходной пропускных способностей. Это чисто технически, но на практике действует еще и человеческий фактор. Кто-то за окошком или дверью хочет получить дополнительный доход или хотя бы немного самоутвердится. Кроме того, очередь - это еще и один из главных рычагов и проявлений бюрократии, как формы власти.

Osho

Субкультурные комплексы

1. Одеться чертом и доказывать всем, что черти хорошие.
2. Одеться чертом и говорить, что на самом деле ты не черт и у тебя более широкие взгляды.
3. Не одеваться чертом (смущает костюм), но всем говорить, что ты - черт.
4. Не одеваться чертом, никому не говорить что ты - черт, но при этом считать себя настоящим чертом.

Дополняем...
Osho

9 мая - Мы Можем Многое

Девятое мая воспринимается очень неоднозначно. Часть людей его искренне любят, часть - стыдливо говорят, что не понимают. Граница между этими мнениями проходит как раз по принятому в некоторых районах инернета деления на быдло и небыдло.

При советской власти праздник победы был, наряду с днем революции, утверждением величия социалистического строя. Такую ведь опасность побороли! И отстроились после полной разрухи (то, что антологичные проблемы преодолел и капитализм, умалчивается, но не об этом речь).


Казалось бы, после перестройки, праздник в честь мирного, но могучего в военном плане, советского трактора, должен забыться. Но вчера был салют и парад, а машины до сих пор ездят с ржаво-черными ленточками.


Мыслящего человека, начитавшегося и насмотревшегося  о миллионах жертв, штрафбатах, заградотрядах и НКВД, мучает вопрос, на который, если бы он внимательно слушал людей с не столь тонкой душевной организацией, он бы сразу получил ответ: почему?


А мы ведь им врезали в сорок пятом.
Ну и что, что у вас производство лучше, зато мы победили в сорок пятом.
Ну и что, что у вас жить лучше. Зато мы ваших немок поимели в сорок пятом.
Какая культура, нах. Мы в сорок пятом вас спалили, обосрали и обоссали.


Для кого-то это мантры, помогающие от рожденной нищенством и алкоголизмом закомплексованности, для других - живое доказательство их офигенности. Последнее иллюстрируется увиденным мною джипом с наклейкой на боку “На Берлин”.


А вот биллборды с надписями “Спасибо за чистое небо. Ваш благодарный депутат от помнящей вас партии”,  размещенные почему-то не на кладбище, а там, куда ветераны с могил не дойдут - уже немного другое. Это лесть народу. Корявая и откровенная, но она действует.
Osho

Основы мамократии

Мамократия (др.-греч. от μαμά — «мать» и κράτος — «власть») - это власть женщины в ипостаси матери.

Непосвященному может показаться, что современное общество наибольший почет и снисхождение оказывает детям. Однако, если копнуть глубже, это оказывается неправдой. Есть многочисленные примеры детей, лишенных матери и, соответственно, считающихся мусором, который по гуманистическим соображениям нельзя выбрасывать.

Потенциал, заложенный в мамократии, по достоинству оценивается не всеми женщинами. Кроме того, из-за социального нигилизма некоторых мужчин, ему не всегда удается проявится. Но в целом это не уменьшает его роли в нашей жизни.


Рычаг мамократии начинает действовать задолго до рождения ребенка. Беременность, с течением веков, стала рассматриваться не как естественное физиологическое состояние женщины, но как некая сакральная болезнь. В это время женщина уже может требовать к себе демонстративного ухода (”подайте мне чашку”) и отказываться от самой элементарной работы. Если она учится, у нее есть право на более высокие оценки. Ближе к родам, круг занятий беременных сужается и сводится к еде, сну, прогулкам и посещениям консультации.


Роды также являются мощным психологическим воздействием на мужчин. Они должны рассматриваться не иначе, как нижний круг ада, плата человечества за первородный грех и самый великий подвиг на земле. Именно роды делают любую женщину величайшей страдалицей и будут нравственным оправданием, того, что последует.


Мамократия закреплена законодательно. Хотя в Кодексе законов о труде и сохранились рудименты о перерывах на кормление, в современном обществе женщина с ребенком не работает никогда. Она либо сидит дома, либо отдает его кому-то на воспитание. Но в любом случае, её судьба не менее тяжка, чем сорок лет назад.


Продолжительность отпуска по уходу за ребенком - всего лишь три года. Вкусив плод мамократии, за это время многие беременеют повторно, чтобы не делать перерыва между ходками. В итоге, забеременев сразу после института, можно дожить до тридцати, не имея представления, что такое работа.


Но, тем не менее, все должны знать, что самый страшный труд вас ждет дома. Несмотря на автоматические стиральные машины, бытовую химию, подгузники и полуфабрикаты, вам сейчас намного хуже, чем было вашей матери. Это надобно уяснить всем, но для вас ребенок - это вуаль, за которой можно скрыть величайшее безделье. Его наличие делает трудовым подвигом даже поход в парк с коляской.


Только представьте себе: можно сутками сидеть  вконтакте, ходить по магазинам и в то же время иметь имидж величайшей труженицы!


В таком вот образе и начинает действовать мамократия. Имея инструмент, ценность которого никем не оспаривается, можно творить чудеса манипуляций. Вам не нравится Ваша квартира? Скажите, что ребенка нельзя держать в таком гадючнике. Вам жарко летом? Ребенку нужен кондиционер. Вы всегда хотели быть на высоте, но боялись порицаний вашего потребительства? Теперь у вас есть возможность купить коляску за 10 тыс., одеть ребенка в брендовую одежду, поцепить ему на шею массивную золотую ладанку, а самой оказаться при этом не тупой буржуазной кисо, а заботливой мамой.


И, главное - ребенок это еще и двухсторонний скотч. Им можно надежно приклеить мужчину вашей мечты. А это надо, ибо мамократия, как и любая праздная власть, требует немалых денег. Они, впрочем, пригодятся и вам.